среда, 7 декабря 2022 г.

Инфляция как глобальный инструмент американского влияния​

Слили переписку: демократы погублены? Как Илон Маск подставил Трампа

 


Героини прошлого: 10 старых фильмов о сильных женщинах

«Унесенные ветром», «Римские каникулы», «Комиссар» — эти культовые фильмы объединяет одно: сильные женские персонажи. К новогодним праздникам мы сделали подборку лучших старых фильмов, героини которых опередили свое время

«Маленькие женщины», 1933 год

«Маленькие женщины», 1933 год

Режиссер Джордж Кьюкор

Несмотря на то, что в 2019 году зрителей по всему миру впечатлил фильм Греты Гервиг, первая экранизация классического романа Луизы Мей Олкотт «Маленькие женщины» была сделана еще в 1933 году. В картине, которая завоевала Золотую медаль Венецианского кинофестиваля, премию «Оскар» за лучший адаптированный сценарий и премию Национального совета кинокритиков США, став абсолютной классикой, блистают Кэтрин Хепберн и Джоанн Беннетт.

Перед нами разворачивается история взросления четырех сестер — Джо, Эмми, Бет и Мэг. Все они талантливы, по-своему одарены, любят друг друга и свою семью и ждут отца с полей Гражданской войны. Главная героиня, Джо в исполнении Хепберн — сорванец в юбке: она лазает по деревьям, катается на коньках, если нужно, может и подраться. Ограничения, стандартные для женщины XIX века к ней будто не относятся: замужество и традиционные «женские» интересы — не для нее. Джо мечтает стать писательницей, но на этом тернистом пути ее ждет разбитое сердце и обманутые надежды окружающих.

Литературный переворот: как женщины завоевали книжный мир Японии

«Унесенные ветром», 1939

«Унесенные ветром», 1939

Режиссер Виктор Флеминг

Этим летом фильм «Унесенные ветром» оказался в заголовках новостей, когда стриминговая платформа HBO Max убрала его из своего каталога, а затем пообещала вернуть с предисловием, которое подготовит профессор Чикагского университета кинематографии Жаклин Стюарт. Описание исторического контекста позволит лучше понять поведение и характеры некоторых персонажей и критически переосмыслит сцены, романтизирующие историю рабовладения. В остальном фильм останется без изменений — в том числе и главная героиня, Скарлетт О’Хара, чей образ воплотила Вивьен Ли.

После выхода фильма его главная героиня стала символом внутренней энергии и стойкости, целеустремленности и изобретательности. Женщины по всему миру делали прически как у Скарлетт, стремились приобрести ее независимую манеру поведения, а попадая в сложную ситуацию, говорили себе: «Я подумаю об этом завтра». И хотя уроженку американского Юга, кокетку и наследницу богатого поместья накануне гражданской войны в США сложно назвать положительной героиней (такова, скорее, Мелани Уилкс — бескорыстно добрая, но уступающая Скарлетт в обаянии), Скарлетт вызывает симпатию тем, что верит в любовь, совершает ошибки и остается предана семье.

Фильм, снятый по роману Маргарет Митчелл, получил десять премий «Оскар». С учетом инфляции он остается самым кассовым за всю историю кинематографа.

Долгий путь к читателю: 15 знаменитых книг, отвергнутых издательствами

«Тень сомнения», 1942

«Тень сомнения», 1942

Режиссер Альфред Хичкок

Этот фильм, номинированный на «Оскар» и вошедший в Национальный реестр наиболее значимых фильмов Америки, окрестили «первым бесспорным шедевром» Хичкока. От многих других детективов мастера саспенса его отличает сюжетная деталь: здесь женщина не помогает вести расследование, а сама его ведет.

В гости к семье старшеклассницы Шарли, живущей в солнечной Калифорнии, приезжает ее любимый дядюшка. Однако его скрытность и нездоровый интерес к одиноким женщинам быстро вызывают подозрения у юной героини. В это время на Восточном побережье разыскивают маньяка, убившего уже несколько вдов. Благодаря уму, находчивости и храбрости Шарли удается вывести преступника на чистую воду.

Женщина в поиске: как Екатерина Шумякина открыла детективное агентство

«Римские каникулы», 1953

«Римские каникулы», 1953

Режиссер Уильям Уайлер

Блестящая по драматургии, режиссуре и актерским работам, эта картина породила волну фильмов и сериалов о мятежных принцессах — из недавнего можно вспомнить четвертый сезон «Короны».

Анна, наследница одной из европейских монархий, путешествует по миру с дипломатической миссией и на несколько дней останавливается в Риме. Уставшая от придворного этикета и церемониала принцесса сбегает в город, чтобы хоть немного побыть обычным человеком. При весьма деликатных обстоятельствах она знакомится с репортером новостного агентства American News Service Джо Брэдли, который преследует собственные цели. В конце концов между любовью и долгом Анна выберет долг, но теперь она уже не будет марионеткой в руках окружающей ее свиты. За эту роль 23-летняя Одри Хэпберн получила «Оскар», начав головокружительную мировую карьеру.

«Мне не нужно кланяться мужу»: что на самом деле делала принцесса Диана в Рождество на сцене Королевской оперы

«Сорок первый», 1956

«Сорок первый», 1956

Режиссер Григорий Чухрай

Марютка (Изольда Извицкая) — лучший стрелок отряда красноармейцев, на ее счету 40 убитых белых. У побережья Аральского моря ее отряд вместе с пленным поручиком-белогвардейцем Вадимом Говоруха-Отроком (Олег Стриженов) попадает в шторм; Марютка и Говоруха-Отрок попадают на остров, где вынуждены поселиться в хижине рыбака. Постепенно они сближаются и влюбляются друг в друга. Но Марютка помнит приказ: не отдавать пленного живым.

Фильм, основанный на одноименной повести Бориса Лавренёва, получил Специальный приз жюри «За оригинальный сценарий, гуманизм и романтику» на Каннском кинофестивале в 1957 году.

«Девчата», 1962

«Девчата», 1962

Режиссер Юрий Чулюкин

Бойкая 18-летняя выпускница кулинарного училища Тося Кислицына приезжает по распределению из Симферополя в уральский леспромхоз. Выросшая в детдоме Тося наивна и принципиальна в своих взглядах на жизнь, она не ожидает от других предательства или обмана, не понимает мотивов людей, которые совершают злые или бессовестные поступки. Казалось бы, такого человека ничего не стоит обмануть, и местный ловелас Илья Ковригин спорит на шапку, что влюбит в себя Тосю за неделю, но в итоге влюбляется сам.

Вышедшая на экраны в начале 60-х годов картина «Девчата» — яркое «оттепельное» кино с вниманием к чувствам персонажей (что роднит этот период советского кинематографа с

эпохой итальянского неореализма). В фильме представлена целая галерея женских характеров, по-разному ведущих себя в ситуации, когда «на десять девчонок по статистике девять ребят».

«В детстве никто не рассказывает девочкам, что они могут в будущем стать шоферами»: как женщины выходят на рынок такси

«Комиссар», 1967

«Комиссар», 1967

Режиссер Александр Аскольдов

Картина трагической судьбы, 20 лет пролежавшая на полке, стала первым и единственным художественным фильмом Александра Аскольдова. По одной из версий, когда все негативы картины было приказано смыть, ее спас режиссер Сергей Герасимов: когда он умер, в его сейфе нашли партбилет и негатив опальной картины.

Поставленный по произведению Василия Гроссмана «В городе Бердичеве» фильм рассказывает историю комиссара Красной армии Клавдии Вавиловой (Нонна Мордюкова). На войне — не до сантиментов, и Вавилова воспитала в себе жесткость и преданность делу, не давая волю эмоциям и чувствам. Неожиданная беременность ужасает героиню, которая принимает решение покинуть полк на короткое время и находит кров в ближайшей деревне у бедного еврея-жестянщика Ефима Магазанника, отца шести детей. Бескомпромиссность Клавдии сталкивается с философской мечтательностью Ефима, заставляя героиню иначе взглянуть на многие вещи. Но в финале она догоняет свой полк, потому что только так сможет завоевать мир — в том числе для своего ребенка.

«Замужество Марии Браун», 1978

«Замужество Марии Браун», 1978

Режиссер Райнер Вернер Фассбиндер

Сначала Мария ждет мужа с войны, а когда он возвращается и берет на себя вину за совершенное ею преступление, — из тюрьмы. Она берет жизнь в свои руки, строит карьеру, но спустя годы ожидания узнает о предательстве мужа.

Пожалуй, один из самых успешных у зрителей фильмов классика немецкого кинематографа, принесший ему — довольно поздно — мировую известность. И еще один образ женщины, которая обрела силу перед лицом войны.

Полчаса на телефоне: зачем Альмодовар снял короткую историю об изоляции и надежде

«Тельма и Луиза», 1991

«Тельма и Луиза», 1991

Режиссер Ридли Скотт

Лауреат премии «Оскар» за лучший сценарий — один из немногих фильмов в жанре роуд-муви, где главными героинями стали женщины.

Сразу после замужества Тельма осознает, что место мужа на диване перед телевизором, а ее — у раковины с грязной посудой, Луиза же вынуждена работать официанткой в придорожном кафе в то время, как ее незадачливый бойфренд-музыкант разъезжает по округе с гастролями. Решив изменить свою жизнь и хоть на время оставить надоевший город и невнимательных мужчин, две женщины отправиться в путешествие. Но столкнувшись с насилием и дав ему решительный отпор, они оказываются в бегах, а их путешествие превращается в погоню.


«Эрин Брокович», 2000

«Эрин Брокович», 2000

Режиссер Стивен Содерберг

Фильм, основанный на реальной истории юриста и эко-активистки Эрин Брокович, принес Джулии Робертс «Оскар» и «Золотой глобус». Дважды разведенная женщина с тремя детьми устраивается на работу к знакомому юристу и берется вести дело без гонорара. Она выясняет, что компания, скупающая дома у местных жителей, отравляет окружающую среду хромом, что приводит к заражению водоемов и росту заболеваемости раком. Брокович инициирует судебные разбирательства, благодаря которым десятки людей получают компенсации от корпорации, нарушившей их права.

Сегодня настоящей Эрин Брокович 60 лет, она возглавляет компанию Brockovich Research & Consulting. Не имея высшего юридического образования, она стала почетным доктором нескольких американских университетов и до сих пор вызывает восхищение современников.

 28 ноября 2022 г.

Актриса Хелена Бонэм Картер выступила против культуры отмены и критики Джоан Роулинг

Хелена Бонэм Картер (Фото Nicky J Sims / Getty Images)
Хелена Бонэм Картер (Фото Nicky J Sims / Getty Images)
В интервью изданию The Times актриса Хелена Бонэм Картер выступила против культуры отмены, назвав явление общественного осуждения «истерией, своего рода охотой на ведьм, из-за которой никто друг друга не понимает». Также она отметила, что считает несправедливой «отмену» писательницы Джоан Роулинг

В интервью британскому изданию The Times актриса Хелена Бонэм Картер, известная по франшизе «Гарри Поттер» и фильмам «Бойцовский клуб» и «Суини Тодд, демон-парикмахер с Флит-стрит», выступила против культуры отмены и общественной критики писательницы Джоан Роулинг и актера Джонни Деппа. 

Бонэм Картер раскритиковала мнение о том, что личная жизнь человека должна влиять на его профессиональную карьеру. «Вы бы отменили гениального человека за его сексуальные практики?  Потому что вам бы пришлось отменить миллионы людей, присмотрись вы к их личной жизни. Нельзя отменять людей. Я ненавижу культуру отмены. Все это превратилось в истерию, своего рода охоту на ведьм, из-за которой никто друг друга не понимает», — заявила Хелена Бонэм Картер. 

Отвечая на вопрос, могут ли знаменитости, и в частности ее коллега по нескольким картинам актер Джонни Депп, восстановить свою репутацию после «отмены», Хелена Бонэм Картер заявила, что считает, что артист «был полностью оправдан» после завершения судебного разбирательства против бывшей жены Эмбер Херд в его пользу. «Я думаю, что сейчас он в порядке. С ним все совершенно нормально», — сказала актриса. 

 

Бонэм Картер также отметила, что считает несправедливой «отмену» писательницы Джоан Роулинг, которая с 2020 года подвергается критике из-за своей позиции в отношении трансперсон и высказываний в соцсетях о правах женщин и границах свободы слова. 

«Я считаю, что ее травят. Эта ситуация и субъективные мнения дошли до крайности. У нее есть право на собственное мнение, особенно если учесть, что она сама была жертвой насилия. У каждого есть своя история травм, на основе которой мы и выстраиваем свои взгляды на жизнь, и следует уважать чужую боль. Мы не должны во всем соглашаться — это было бы безумно и скучно. <...> Я считаю, что мои коллеги должны позволить ей высказать свое мнение», — пояснила артистка. 

В конце октября в интервью The New York Times актер Рэйф Файнс, сыгравший лорда Волан-де-Морта в «Гарри Поттере», назвал оскорбления, которые поступают в адрес писательницы Джоан Роулинг, «отвратительными» и «ужасными» и выступил против травли автора серии книг о мире волшебников. Ранее Роулинг неоднократно заявляла, что ей поступают угрозы из-за высказываний о трансперсонах, правах женщин и свободе слова. 

 FORBES

Как в XX веке женщина освобождалась от корсетов и длинных юбок и при чем здесь войны

Кадр из фильма «Женщины»
Кадр из фильма «Женщины»
ХХ век — время, когда юбки становились короче, ткани проще, а вырезы глубже. Редактор Forbes Woman Когершын Сагиева поговорила с исследователем моды Тимом Ильясовым о том, как расширение прав женщин находило отражение в силуэтах платьев, ставших впоследствии культовыми, и обсудила связь этих процессов с двумя мировыми войнами

— Начало XX века — время эмансипации. Женщина освобождается от корсета — это и есть реакция моды на  независимость женщины?

— Если мы говорим о женской эмансипации в одежде, стоит напомнить, что начало было положено еще в середине XIX века, когда появились первые суфражистки, прежде всего Амалия Блумер. Она отказалась от длинного платья в пользу укороченной юбки и шаровар — это было вызовом. 

Эмансипацию в костюмах начала XX века совершили глобальные катаклизмы, которые случились с западным миром. Женщины оказались вынуждены работать на мужских позициях. Работающая женщина, особенно в высшем обществе, до Первой мировой войны вызывала если не вопросы, то некое недопонимание. С началом войны стали работать все — аристократки, светские дамы. Причем не только сестрами милосердия — они начали водить автомобили, управлять фабриками, а некоторые девушки даже трудились грузчиками в складских помещениях. Они не могли таскать грузы в корсетах — вызовы времени отменили утягивающие корсетные формы и длинные юбки. В сериале «Мистер Селфридж» есть замечательный эпизод про это. Хотя сам Гарри Селфридж работал в универмаге на протяжении всей войны, большинство его сотрудников-мужчин отправились воевать. В сериале показано: когда он видит, что женщины работают на мужских позициях в неудобной форме, он и его жена предлагают женщинам свободные блузы и удобные укороченные юбки. 

 

Поэтому корсет отменила не Габриэль Шанель, как бы она этого ни хотела, и не Поль Пуаре. Поль Пуаре предложил задолго до Первой мировой войны одежду в восточном стиле без корсетов — платья-халаты, платья-абажуры, платья-минареты, — но это были декадентские игры, эстетское заигрывание с формой костюма. Уж кто-кто, а Поль Пуаре об эмансипации точно не думал, он даже сам шутил по этому поводу: «Я освободил женщин от корсетов, но сковал их ноги хромой юбкой». 

— То есть феномен Шанель не в том, что она своими руками освободила женщин от сковывающих платьев, а в том, что она была в духе времени?

— Гениальность Габриэль Шанель заключается в том, что она почувствовала глобальные изменения времени еще до начала Первой мировой войны и дала женщинам то, что им было нужно. Шанель открыла свой бутик в Довиле в Нормандии в 1913-м. И примерно за год до войны предложила респектабельным буржуазным дамам, которые там отдыхали, трикотажные комплекты. В своем первом бутике она в основном продавала шляпы, но представила и несколько экспериментальных образцов одежды. Это вызвало неоднозначную реакцию у местного светского общества. 

Это было время восточных балов, ориентального шика, русских сезонов. Тогда царствовал Поль Пуаре с его шелками и тюрбанами. Трикотаж считался материалом для бедных, совершенно неприемлемым для женщин из высшего общества, отдыхавших в Довиле. Трикотажные платья могли носить сиротки или женщины на фабриках. Но чтобы светская дама на модном курорте надела, пусть даже на прогулку по пляжу, трикотажный комплект — это было совершенно невозможно. 

Однако, когда начинается война и Довиль из города-курорта превращается в город-госпиталь, эти же светские дамы одеваются в основном у Шанель. Они потеряли прислугу. И пусть они начали работать сестрами милосердия, герцогиня оставалась герцогиней. Она хотела одежду респектабельную, стильную, однако эта одежда должна быть удобной, отвечать духу времени, быть комфортной и практичной. И Шанель предоставила этим женщинам именно такой гардероб.

— Какое платье является олицетворением той эпохи? Трикотажный костюм Шанель или все-таки костюм работниц Селфриджа?

— И то, и другое. Во время Первой мировой войны все женщины западного мира столкнулись с тем, что их жизнь изменилась категорически: изменились нормы морали, отношение к телу, отношение к открытости тела, отношение к работе, к семейной жизни, к браку. Все люди, пережившие тот период и выжившие, изменились — у них теперь были другие взгляды на жизнь, другие ценности. А мода как лакмусовая бумажка, отражающая социальные изменения, отреагировала на это. Корсет и любая сложная, многоуровневая форма одежды, сама структура гардероба, предполагавшая бесконечные переодевания в течение дня, не были возможны в послевоенное время.

— Дальше ревущие 1920-е. Какое платье является символом свободной женщины эпохи джаза?

— Любое прямое короткое платье, в том числе маленькое черное платье от Коко Шанель. 1920-е годы — действительно ревущие, безумное десятилетие. Эти годы были определены Первой мировой. Целое поколение молодых людей вошло в это десятилетие травмированными подростками, которые отказывались взрослеть. С одной стороны, это желание забыть пережитые ужасы. А с другой — попытки понять изменившийся мир, который открыл новые формы искусства, культуры, социальной и общественной жизни и, наконец, новую карту мира. 1920-е годы — это полностью перекроенный мир, в котором нет прежних империй, в котором совершенно другое распределение политических сил. 

Человек 1920-х пытался понять, кто он, но понимал плохо, поэтому стремился забыться, веселясь и заливая себя литрами шампанского. Здесь можно вспомнить замечательный фильм Хичкока «Шампанское». Девушки ночи напролет танцуют в кабаре, в дансингах, в клубах танец чарльстон. Одежда соответствует ночной безумной жизни: бахрома, короткие юбки, открытое тело. 

 

Именно 1920-е открывают миру тело женщины. В XIX и начале XX века тело было скрыто корсетами, юбками, блузами, рукавами. А теперь у женщины, оказывается, есть две ноги, две руки, грудь, шея, и все это видно. Появляется много новых важных элементов стиля, на которые теперь обращают внимание, — например, чулки. До этого чулки были скорее интимным предметом, их практически никто не видел. Теперь чулки — видимая часть гардероба, потому что ноги открыты. Более того, эти ноги, руки и вообще тело теперь должны быть спортивным, потому что в корсет его уже не затянуть.

Так что девушка 1920-х годов — это, во-первых, девушка-подросток, которая отказывается взрослеть, поэтому в том числе мы говорим о прямом силуэте. Во-вторых, это девушка веселящаяся, поэтому силуэт легкий, с бахромой, с блестками. В-третьих, это девушка, которая обрела свое тело. Пример стиля — любая актриса немого кинематографа: Мэри ПикфордБетти Бальфур, Лоис Брукс.

Реклама маленького черного платья Chanel в журнале Vogue. Париж, 1926 год. (Фото Bibliothèque nationale de France)

— А маленькое черное платье, появившееся в 1926 году, разве не является воплощением эпохи?

— Маленькое черное платье на самом деле не было открытым. То самое платье Шанель 1926 года было из черного крепа с длинными рукавами. У него закрытый ворот лодочкой, а подол закрывает колени. Оно не про телесность и открытость. 

Маленькое черное платье совершило революцию в мире моды, но не тем, что оно маленькое или черное, а тем, что оно изменило отношение к идее люксового и дорогостоящего. Шанель перенесла черный цвет в моду, когда благодаря ар-деко он перестал быть траурным, превратился в символ роскоши, статуса, изыска. 

 

Маленькое черное платье называют Ford от Шанель. Потому что автомобиль Ford — дорогостоящий, стильный, качественный, красивый и желанный, но он у всех одинаковый. Таким же желанным становится маленькое черное платье, и оно у всех одинаковое или почти одинаковое. То есть оно не является чем-то эксклюзивным и единственным в своем роде. Женщины, покупая разные виды черного платья у Шанель, как бы облачаются в респектабельную униформу, причем с большим восторгом и желанием. С этого момента идея люкса перестает быть идеей эксклюзивного. 

— Как на женский костюм повлияло предчувствие Второй мировой?

— 1929-й — это Великая депрессия в Америке и в западной экономике в целом, Великий перелом в Советском Союзе. 1933-й — приход к власти фашистов в Германии. Это очень сложное время, время экономического спада, с одной стороны, и общественного безумия — с другой. Можно вспомнить и забастовки во Франции, и другие кризисы. Но чем ближе к катастрофе оказывался мир, тем более нарядной и сюрреалистичной в своей яркости, торжественности и гламурности становилась мода.

1930-е — это апофеоз голливудского шика, это блестящие платья и возвращение женственных форм в силуэте: тонкие талии, длинные юбки,  акцентированные плечи, благодаря платьям из фильма «Летти Линтон» (1932) от художника по костюмам Адриана Гилберта. Это восхищение Гретой Гарбо и Марлен Дитрих. И, наконец, это тотальный сюрреализм в моде, прежде всего от Эльзы Скиапарелли, которая вводит в моду безумные шляпы — шляпы-туфли или шляпы-чернильницы. Она создает невероятные образы: платье-скелет, вещи с принтом из газетных вырезок, платье с омаром для Уоллис Симпсон. Ее самая эпатажная коллекция вышла незадолго до войны, это был 1938 год: коллекция «Цирк» с вышитыми слонами, акробатами, клоунами, с невероятными пайеточными лошадками, с дикой бижутерией, с турнюрами. Все это апофеоз моды, который хорошо показан в фильме «Женщины» (1939), где художником по костюмам выступил уже упомянутый Адриан Гилберт. Кстати, в этом фильме нет ни одного мужского персонажа, там только женщины — правда, они постоянно говорят о мужчинах. 

— Мне кажется, сейчас все тоже одеваются в сумасшедшие блестки, все это настолько пересекается, что даже страшно. И естественно, Вторая мировая — это снова кризис, разлом и совершенно другой гардероб.

— Вторая мировая война — это, прежде всего, ограничения, наложенные на одежду. Текстиль и кожа нужны для армии, поэтому шерстяные и шелковые ткани запрещены. Практически не используется кожа для обуви, и женщины ходят в деревянных клогах, обувь производится из веревочек и нейлоновых жгутиков. Здесь можно вспомнить Сальваторе Феррагамо, который в годы войны много экспериментировал с необычными материалами. Почти по всей Европе введена карточная система распределения товаров. Можно купить не больше, например, одного костюма в год — то есть, чтобы купить костюм, нужны не только деньги, но и карточка. Появляются четкие нормативы на длину юбок и жакетов, на объем этих самых юбок, который нельзя превышать. Юбки становятся короткими, по колено, и достаточно узкими. В основном женщины носят комплект: юбку с блузкой. Силуэт становится широкоплечим, на головах появляются сложные головные уборы — тюрбаны, объемные шляпы, которые в основном делали сами из подручных материалов. За неимением возможности украсить себя одеждой, дамы украшают себя бижутерией, бумажными и шелковыми цветами, шляпами и делают очень сложные прически. 

— А как же костюм, который напоминает шинель? Строгий костюмный вверх и строгая юбка?

— В начале войны ровно это и происходит. В конфликтные и кризисные периоды мода всегда становится утилитарной и жесткой. 

— Какой костюм из 1940-х вошел в историю? 

Кадр из фильма «Касабланка»

— Строгий стиль начала войны как раз показан в фильме «Касабланка». Но, говоря о военном периоде или о любом кризисном, мы должны отметить, что мода всегда имеет цикл реакций. В начале любого подобного периода мода ощетинивается, но когда конфликт становится фоновым и мы привыкаем, начинается любопытный процесс, позже описанный как «индекс красной помады» (индикатор экономической обстановки, показывающий, что в период нестабильности растут продажи косметики. — Forbes Woman). Если мы посмотрим на события конца Первой мировой войны или конца Второй мировой, то увидим безумную гламурность, умноженную на ограничения времени. В конце Второй мировой расцветает стиль пин-ап. Это все про гиперсексапильность, огромное количество бижутерии, сложные прически с «валиками победы» (victory rolls), накрученными челками, объемными валиками на затылке. Появляется образ женщины, которая ждет своего героя, и он должен к ней вернуться. 

С другой стороны, когда есть генералы, есть и генеральши, обычно разделяющие крайне конвенциональные представления о внешности. К тому же, любой военный конфликт порождает новых богатых. У любой войны есть бенефициары, те, кто извлекает из нее выгоду. Обычно у новых богатых представления о женственности и красоте крайне просты, поэтому в такой период в модном пространстве появляются гламурные львицы и волчицы, которые становятся его символами.

— Война, к счастью, рано или поздно заканчивается, а дальше мы движемся через 1950-е к 1960-м. Чем они ознаменованы?

— Очередное травмированное послевоенное поколение, то есть девушки 1950-х — это девушки-золушки, девушки-принцессы. Поколение пытается забыть не только Вторую мировую войну, но и в принципе откатить мир к периоду до глобальных потрясений, в начало XX века. Это возвращение балов дебютанток, увлечение дворцами и аристократической жизнью, дольче вита. Образ принцессы или образ Золушки, ставшей принцессой, крайне важен для 1950-х. Его можно увидеть в культовых фильмах с Одри Хепберн вроде «Сабрины» и «Римских каникул». Собственно, с диснеевского мультфильма о Золушке начинается десятилетие. 

Кадр из фильма «Римские каникулы»

Но самое главное, женщины 1950-х совершают как бы деэмансипацию.  1950-е — это время «Степфордских жен», когда женщины наряжаются в пышные юбки, фартуки с оборками, красятся красной помадой, наносят на лицо толстый слой розоватой пудры, завивают локоны. Поколение 1950-х с восторгом принимает диоровскую моду с ее корсетами, пышными юбками, шляпками, перчатками, туфельками. Однако к концу десятилетия случается идейный слом. Он точно отражен в сериале «Удивительная миссис Мейзел»: в начале нам показывают классическую домохозяйку, занятую домом и кухней, но потом она больше не хочет так жить.  Героиня ищет собственный путь и становится стендап-комиком. Это глобальный процесс: следующее поколение молодых женщин уже не довольствуется ролью жены в кружевном передничке, им хочется реализации. Они начинают носить лаконичные прямые платья, брюки, удобные и практичные костюмы, трикотаж. Они не носят утягивающее белье и считают это невозможным и неуместным. Это поколение, которое не застало войну, мы называем их беби-бумерами, или поколением шестидесятников. В России это поколение «оттепели».

— Белое платье Мэрилин Монро из 1950-х?

— Да, это фильм «Зуд седьмого года» (1955) и знаменитый образ, созданный художником по костюмам Уильямом Травиллой.

— Какой главный образ 1960-х?

– Конечно же, это мини. Это Твигги, Джин Шримптон, дизайнер Мэри Куант и ее мини-платья, это Андре Курреж и его «лунные девушки», платья-кольчуги Пако Рабана, космо-стиль Пьера Кардена и платье «Мондриан» Ива Сен-Лорана.

Это время освобождения от старых принципов морали. Появляются такие понятия, как girlfriend и boyfriend, сексуальные отношения больше не привязаны к институту брака. Молодые люди и девушки встречаются просто потому, что нравятся друг другу. 

Твигги (справа) (Фото PA Images via Getty Images)

— Что происходит в относительно стабильные 1970-е и 1980-е? 

— 1970-е — время хиппи, а хиппи — это в том числе разочаровавшиеся шестидесятники, которые добровольно маргинализовались. Если в 1960-е все должно было быть ультрасовременным: синтетика, короткие платья, хромированные фактуры, то в 1970-е пришла волна естественности. Длинные юбки в крестьянском стиле, «бабушкины» платья с оборками, наивные цветочные принты, длинные волосы. Если же говорить про диско, то это конец 1970-х — блестящие платья с пайетками.

1980-е начинаются со свадебного платья принцессы Дианы от Дэвида и Элизабет Эмануэль: гигантские рукава и юбка. Однако 1980-е — это и сильные женщины-«яппи» (от Young Urban Professional). Тогда важным был образ женщины-лидера в power suit. Прежде всего, это Маргарет Тэтчер: широкоплечие силуэты, брошки. В это же время происходит новый подъем гипертрофированной гламурности. Вспоминаем сериал «Династия»: платья с огромными рукавами и плечами из блестящих тканей, суперначесы на голове и яркий макияж. С точки зрения стиля это очень интенсивное десятилетие.

— Дальше все перемешивается? В теории феминизма 1990-е ознаменованы новой волной эмансипации и раскрепощения.

— Если говорить про эмансипацию, мы обязаны вспомнить Миуччу Прада: в 1988-м она показала свою первую коллекцию, и именно с нее начался гардероб женщины 1990-х — деловой, деятельной и креативной, которая не хочет наряжаться в блестки от Кристиана Лакруа или в суровый костюм от Армани. 

В целом же начиная с 1980-х мода окончательно перестала быть хоть сколько-то единообразной, она сегментировалась. С одной стороны, это гранж Марка Джейкобса и героиновый шик. С другой, по подиуму ходят Линда Евангелиста, Наоми Кэмпбелл, Клаудия Шиффер и Синди Кроуфорд. В 1994-м Элизабет Херли появляется на красной дорожке в платье от Versace с глубоким декольте и огромным вырезом, все это скреплено золотыми булавками с головой медузы. Том Форд, придя в Gucci,  демонстрирует дерзкую сексуальность. В это же время происходит тотальная кэжуализация массовой моды, что хорошо видно по тому, как выглядят герои сериала «Друзья»

Элизабет Херли и Хью Грант (Фото Gareth Davies·Mission Pictures·Getty Images)

Мода 2000-х — это блестящие узкие юбки, открытые животы, принтованная одежда. Это Roberto Cavalli, Dolce Gabbana. Главные образы 2000-х — Риз Уизерспун («Блондинка в законе»), Пэрис Хилтон, Ксения Собчак (которая тогда была «блондинкой в шоколаде»), героини сериала «Секс в большом городе».

Однако в 2000-е было не только безумие нарядности, гламура и шика, заряженного на идею «успешного успеха». Развивалась и интеллектуальная мода в исполнении Рафа Симонса, Рика Оуэнса, Дриса ван Нотена или Мартина Маржелы. Разностороннее время. Не стоит воспринимать его однобоко через линзу гламура. 

В 2010-е начинается эра diversity, разнообразия и устойчивого феминизма. Эра, когда можно быть такой, какой хочешь. Однако, увы, цивилизационный откат всегда возможен и, учитывая консервативные тенденции во многих обществах, в том числе и в России, нет никаких гарантий, что в будущем женщинам не придется вновь бороться за свое право одеваться так, как хочется.